Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

st. george

"Дурная слава" (Notorious), 1946

Все-таки политизированную психопатическую пургу снимали не только лучшие бездари Страны Советов, но и великие метры и дециметры Западного мира. Возьмем для примера богоносного Альфреда нашего Хичкока.
В 1946 году он снял картину под названием "Дурная слава" (Notorious). В главных ролях снялись мегазвезды Кэри Грант энд Ингрид Бергман.
Значит так. Дело происходит в Бразилии, где по жизни не только много обезьян, но еще в каком-то послевоенном году затаилась маленькая банда (я бы даже сказал микробандочка) нацистских преступников. Совсем маленькая - квинтет. Причем все они страшно богатые, прям неприлично, с перебором богатые люди. Но доблестные работники американского КаГэБэ уже установили за ними слежку. Чтобы окончательно накрыть бандочку они с помощью улыбки и обаяния Кэри Гранта вербуют дочку нацистского преступника с жутко популярной среди нацистов фамилией Губерман (ее играет Бергман).
Мадмуазель Губерман может от природы, а может по семейным обстоятельствам страдает хроническими запоями (поэтому и фильм называется "Дурная слава"), но Кэри наставляет ее на путь истинный и приказывает установить слежку за нацистской бандочкой. Есть у них подозрение, что там кого-то грохнули и квинтет стал квартетом. Один из участников преступного сообщества, дожив до глубокого пенсионного возраста, осознал, что трудно жить богатым одному, воспылал страстью к мадемуазель Губерман и уговорил ее выйти за него замуж.
Но так как мадемуазель временами завязывала со спиртным, то все-таки иногда вспоминала, что рядом есть молодой и жутко популярный артист Грант и, чего ходить кругами, скажем прямо, прям-таки в него втюрилась. Но виду не подала, а наоборот решила поиграть в Чапая, пошла к американским гэбэшникам, прям к начальникам Гранта и самым решительным образом спросила выходить ли ей замуж за пенсионера-разбойника. План был такой, что Грант закричит Ноу и она бросится к нему на шею, но начальники макушку почесали и решили, что им будет выгоден этот брак, так как м-ль Губерман сможет раскрыть страшную буржуинско-нацистскую тайну, которая обязана-таки быть.
Несчастная одинокая женщина поволочилась замуж. Тайну горемыка находит там, где живет ее сердце (мы же помним про маленькую слабость молодой женщины) - в винном погребе. Именно там злобные нацисты хранят в бутылках черный песок. Что это прямо не называется, но пытливый зритель понимает, что скорее всего это уран.
Губерман крадет ключи от погреба, приводит туда великого супермена-кагэбэшника Гранта, который по странному приступу криворукости роняет одну бутылку с черным песком и разбивает ее. Песочек он собирает в конвертик и кладет в карманчик, а Бергман-Губерман просит подменить бутылку, чтоб скрыть преступление.
Пропускаем несколько минут фильма. Понятное дело, что пенсионер-нацист заговор раскрывает и решается убить неверную жену. К счастью у пенсионера-нациста еще жива мама, а мы все знаем, как важна мама в жизни нациста. И мамаша дает ему мудрый совет: "мама же тебе с первой минуты говорила, что эта Губерман совсем нам не Губерман, но ша, мама-таки свое дело знает и милого сыну спасет. Мама отравит вредную девку, как эта девка отравляла жизнь маме".
Бергман травят, она уже почти умирает, но опытный американский кагэбэшник Грант приходит в дом богатого бразильца-немца, вытаскивает умирающую Бергман из постели и увозит к врачу. Прям на глазах преступного квартета, стремящегося стать трио. Пенсионер с мамочкой остаются одни с участниками микробандочки, приговорившей их к смерти за предательство. Как преступный квартет стал трио, а Губерман выздоровела и вышла замуж за Гранта в фильме не показано, почему-то Хичкок на этом месте пустил титры, но все равно фильм оставил самые положительные эмоции. Ты понимаешь, что фраза "у вас продается славянский шкаф" выглядет уже не такой нелепой по сравнению с.
Самое смешное, что когда фильм снимался (в 1945-1946), то как раз Америка активно склеивала свои ядерные бомбы и уран в бутылках вызывал довольно серьезные вопросы к Хичкоку: а не шпиён ли он. Уже не знаю, как Альфред доказывал свою девственную невинность, но потом долго всем заплетал, что во время съемок и после оных долго находился под колпаком у спецслужб. Там видать большие любители шпиёнского кино работали. Именно такого.
st. george

Загогулина, "панимаишь"

Уважаемый @Томас Кранмер напомнил историю со знаменитой "Декларацией" митр. Сергия Страгородского:
"Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза..."

Варшавское убийство из-за угла, которое митр. Сергий назвал ударом против Церкви и всех православных - это убийство Петра Лазаревича Войкова. Того самого организатора и участника убийства Царской семьи, в честь которого названа станция метро в Москве и за переименование которой сейчас активно выступают православные.

Справка Википедии: "«В ответ» на убийство Войкова большевистское правительство бессудно казнило в Москве в ночь с 9 на 10 июня 1927 года 20 представителей знати бывшей Российской империи, которые либо находились к тому моменту в тюрьмах по различным обвинениям, либо были арестованы уже после убийства Войкова. Войков был торжественно похоронен в некрополе у Кремлёвской стены в Москве".

Вот так история рисует нам смешные загогулины. Сейчас православные требуют переименовать станцию метро, а 90 лет назад называли убийство Войкова преступлением против РПЦ и всех православных.
Хотя мы же понимаем, что сменится власть и поменяются взгляды/речи/призывы нашего священноначалия. Это ж Византия. Мы иначе никогда не жили.
Кстати говоря, расстрел 20 аристократов (скорее всего православных) не был назван ударом против "нас". А сейчас о нем помнит лишь Википедия.
st. george

Генри Резник: Горе от тупоумия

В связи с арестом «госизменщицы» Светланы Давыдовой вспомнилась мне одна давняя история. Далекий, аж 1972 год: я, научный сотрудник НИИ Прокуратуры СССР командирован в Брянск. Там зам. прокурора области поведал мне о крайне прелюбопытнейшем происшествии. В каком-то крупном селе жили-были старик со старухой, каждому по 80 лет с гаком. Несколько лет слезно просил дед председателя колхоза отремонтировать протекающую крышу. Тот постоянно отделывался обещаниями, а затем просто послал старого на три буквы. Сюжет имел неожиданное продолжение. Дедушка оказался славным воякой: награжден георгиевским крестом еще при царе-батюшке, а в Великую Отечественную партизанил в местных лесах. Он выкатил из сарая невесть как сохраненную им со времен Первой мировой войны пушку, зарядил её и пальнул в сторону сельсовета. Снаряд здания не повредил – слегка не долетел. Деда задержали, обвинили в террористическом акте-покушении на жизнь представителя власти. В селе начались волнения: ветеран там был в почете, пьяница и лодырь – председатель, напротив, нелюбим. Доложили секретарю обкома КПСС – то ли первому, то ли пониже. Начальственная реакция, как и демарш ветерана, была неожиданной. Из-под стражи немедленно освободить. Хода уголовному делу не давать. Слухи о позорном для власти происшествии загасить. Крышу избы стариков немедленно перекрыть.

Запомнилась в рассказе собеседника одна деталь: распекавший его «на ковре» секретарь назвал заведение на старика уголовного дела вредительством. Слово это было в те годы весьма популярно. В Уголовном кодексе находилась ныне из него исключенная статья 69 «Вредительство», под которым понимались в том числе действия, направленные к подрыву деятельности государственных органов и общественных организаций с целью ослабления Советского государства.

Всем известно, что коммунно-советскую власть я сильно не любил. Что вовсе не исключало для меня нахождение в рядах номенклатуры умных и дельных людей. К их числу, безусловно, относился и брянский партийный деятель, который смекнул, что объявление деда террористом ничего, кроме вреда, власти не принесет.

Теперь прикинем ситуацию Светланы Давыдовой. Представить единственный звонок на горячую линию украинского посольства государственной изменой вряд ли получится даже с учетом «каучуковости» нынешней 275 статьи УК. Ведь для этого надо констатировать наличие конкретных фактов, составляющих выданную государственную тайну. Если войска действительно вводились в Донбассе – значит имел место акт агрессии против суверенного государства Украины. Да и представители российской власти, включая Президента Путина, данное обстоятельство всегда отрицали. Направление военнослужащих туда в личном качестве повоевать вместо отпуска за деньги – уголовка: статья 359 УК «Наемничество». Факт приезда по зову души не за материальное вознаграждение – защитить русских от, прости господи, «жидобандеровцев», по природе не может составить государственную тайну. Кроме того, тайна эта должна стать лицу известной в случаях, предусмотренных законодателем Российской Федерации, и осознаваться именно как секретные, не подлежащие разглашению сведения, И, наконец, надо обосновать, какой вред безопасности страны мог повлечь злополучный звонок. На поверхности ясно, что никакого.

А вот вред, причиненный заключением под стражу женщины, воспитывающей 7 детей, у которой от груди оторвали 2-х месячного новорожденного, авторитету власти, престижу страны в глазах цивилизованного мира, несомненен. И никто в руководстве ФСБ и Генеральной прокуратуры этого не увидел и не предотвратил. Вредительство в чистом виде.

____

Вот я совсем не почитатель СССР, но система управления там была в сотни раз мудрее, чем сейчас. (ГМ)
st. george

Артур Конан Дойл. Смерть русского помещика

Разбираясь как-то в своем архиве, просматривая дневники, которые вел все годы моего знакомства и, осмелюсь утверждать, дружбы с мистером Шерлоком Холмсом, я наткнулся на несколько страничек, живописующих наш разговор одним далеким ноябрьским вечером. Выцветшие строки, бегущие по пожелтевшим листкам, вернули меня в тот промозглый ненастный день, когда мы с Холмсом сидели перед пылающим камином, а за окном в извечном лондонском тумане тонули газовые фонари Бейкер-стрит.
Это был один из тех дней, когда перед Холмсом не стояла задача, решая которую он мог применить свой знаменитый дедуктивный метод, его мозг простаивал, изнывал, лишенный необходимой пищи, и я со страхом ожидал той минуты, когда рука Холмса протянется к несессеру, в котором он держал шприц и морфий. Однако, поглядывая время от времени на моего приятеля, я не замечал ничего, что свидетельствовало бы о том, что он собирается прибегнуть к этому страшному средству, и я с самонадеянностью думал, что, вероятно, на него таки подействовали мои увещевания. Откинувшись на спинку кресла, закрыв глаза, Холмс небрежно водил смычком по струнам лежащей на коленях скрипки, извлекая из нее грустные, протяжные звуки.
Collapse )
st. george

Про убийство Столыпина. Окончание

С. БУНТМАН: Мы продолжаем. Алексей Кузнецов. И расследуем убийство Столыпина. Да, очень странная дневная смена филеров…

А. КУЗНЕЦОВ: Нет, не пущена слежка за главным, собственно единственная ниточка к этим террористам – это сам Богров. Да? То есть с момента, когда охранка включается вот в некую комбинацию, они становятся полными заложниками Богрова. Вот все, что он говорит, либо надо этому верить, либо надо просто от всего от этого отказаться и, так сказать, Богрова на всякий случай естественно задержать. Они включаются в это во все. Значит, получает Богров билеты в этот самый сад причем под совершенно, абсолютно идиотским предлогом. Он говорит: «Вот мне Николай Яковлевич велел войти в этот сад, где все будут высшие сановники, потому что решено, что покушение будет на одного из 2-х министров, либо на Столыпина, либо на министра народного просвещения Кассо. Он был чрезвычайно непопулярен среди студентов и вот по этой причине… и вот нужно на них посмотреть, и подробные приметы составить. Слушайте, ну, бред полный. Фотографии, портреты, ну, на счет Кассо не уверен, но вот уж портреты премьер-министра Столыпина в любой книжной лавке можно купить, я не говорю про газеты. Совершенный кретинизм. И, тем не менее, он моментально получает билет, и он проходит туда с браунингом, по его собственным потом показаниям, которые он будет давать на следствии, на суде. У него с собой был «Браунинг». Он хотел осуществить покушение, но вот не сумел приблизиться ни к кому из более-менее заметных фигур. Дальше его спрашивают: «А Николай Яковлевич еще у Вас в квартире?» «Да, он у меня в квартире». Хорошо. Вокруг квартиры наконец выставляют некое круглосуточное наблюдение. Дальше: «А мне нужен теперь билет в театр». Хорошо, будет билет в театр. Билет в театр, потому что я единственный, кто… смогу Николая Яковлевича узнать. Полный еще раз бред. При том, что известно, где этот Николая Яковлевич находится, он просто не должен выйти из этого помещения. Его на выходе надо брать. Зачем? Никого еще… Богров говорит: «С ним приехала еще какая-то дама, какая-то Нина Александровна. Она в другом месте живет. Я ее не знаю». То есть ее он в любом случае опознать не мог. И это при том, что в остальном отношении какие-то беспрецедентные меры безопасности. Вот гуляет единственная ниточка к предполагаемым террористам, которые то ли есть, то ли нет, то ли они царя убивать будут, то ли Столыпина. Гуляет вообще без наружного наблюдения единственная ниточка, а при этом в театре жандармы вскрыли пол, залезли на люстру…

С. БУНТМАН: Зачем?

А. КУЗНЕЦОВ: А вот нет ли, не заложено ли что?

С. БУНТМАН: Адская машина?

А. КУЗНЕЦОВ: Да, адская машина. На люстру залезли посмотреть, не ли на люстре надпилов, не собирается ли кто-то обрушить, так сказать, люстру в ходе…

С. БУНТМАН: Ну, в общем, бурная деятельность-то.

А. КУЗНЕЦОВ: То есть полное ощущение, что имитация деятельности. Вот везде, где не главная опасность, вот там везде бродят просто батальоны жандармов и в штатском, и в форме. А вот там, где собственно главная опасность, вот там полное совершенно ротозейство. Все. Единственная мера предосторожности: Столыпина в театр привезут не с парадного входа, а с черного. Все. Больше никаких предосторожностей. И еще одна предосторожность: утром 1-го генерал Курлов идет к своему шефу, то есть к Столыпину, и говорит: «Вы знаете, Ваше высокопревосходительство, вот есть основания полагать, что можеть быть совершено покушение. Вы бы побереглись». Столыпин говорит: «Да, ну, ерунда». Тоже похоже на то, что это делается для отвода глаз, потому что, что скажет Столыпин, зная его, Курлов прекрасно мог предположить. Столыпин демонстративно никогда не собирался ни от кого прятаться. Это хорошо было понятно после самого знаменитого покушения на него, вот взрыв его дачи на Аптекарском острове, когда эсеры до него не дотянулись, но при этом погибло все равно несколько десятков человек. Столыпин после этого отказывался принимать. То есть это все тоже предсказуемо. Вот все меры предосторожности. Дальше все прибыли, начинается спектакль. В 1-м антракте подходит Кулябко к Богрову, говорит: «Сходите, проверьте, Николай Яковлевич еще у Вас дома». Богров уходит, потом приходит. Его еще не пускают, потому что у него билет уже надорван. Так его Кулябко ждет в вестибюле и сам его под руку проводит обратно в театр. Он говорит: «Да, дома». Ну, все значит хорошо. И вот во 2-м антракте Богров стреляет. То есть совершенно фантастическая история. И буквально через несколько минут после того, как задержан Богров, и прямо в театре его начинают допрашивать случившийся тут же один из прокуроров киевской судебной палаты. Он старший следственный чиновник. Поэтому он по уставу берет на себя, так сказать, то, что положено делать. Он начинает вести следствие. Появляется полицейский пристав: «Я от господина Кулябко. Он требует, чтобы задержанного перевели в охранное отделение». «Вот Вам, - говорит прокурор. – Я буду вести следствие и буду вести это следствие здесь. А потом его переправят в тюрьму». То есть у этого человека очевидно уже есть ощущение, что охранка, что ее уши торчат из всей этой истории. Ну, а дальше кратко. Значит, закрытым военным судом судят Богрова и повесят. Ни одна из группировок политических не возьмет на себя ответственность за это убийство. И это очень-очень странно.
Collapse )
st. george

С юбилеем.

Думаю, что полезно напомнить историю.

"...Премьер-министр Пашич получил самую свежую информацию о плане покушения. По словам министра образования Любомира Йовановича, информация Пашичем была получена достаточно рано для того, чтобы правительство могло разобраться с пограничниками и предотвратить пересечение границы террористами. Эта информация обсуждалась кабинетом министров в конце мая и за некоторое время до этого.
...Когда Апис признался, что он был заказчиком убийства Франца Фердинанда, он заявил, что российский военный атташе Артамонов пообещал защиту России от Австро-Венгрии, если разведывательные операции Сербии будут раскрыты, и что Россия финансировала убийство. В интервью Альбертини Артамонов категорически отрицал причастность России к этому делу. Артамонов заявил, что в это время он был в отпуске в Италии, оставив вместо себя помощника военного атташе Александра Верховского; и хотя тот ежедневно контактировал с Аписом, он узнал о роли Аписа только по окончанию войны. Альбертини писал, что он «не был убеждён словами этого офицера». Верховский сначала признал причастность офиса атташе, а затем и вовсе перестал говорить на эту тему.
Существуют доказательства, что на 14 июня Россия была по крайней мере в курсе планов террористов. Де Шелкинг писал:
"1 (14) июня 1914 император Николай имел беседу с королём Карлом в Констанце в Румынии. Я был там в то время ... насколько я мог судить из моего разговора с членам его окружения [министром иностранных дел России Сазоновым], он [Сазонов] был убежден, что, если эрцгерцог [Франц Фердинанд] уйдёт в сторону, мир в Европе не окажется под угрозой".
Убийство наследника Австро-Венгерской империи и его жены привело в шоковое состояние всю Европу и увеличило число симпатизирующих австрийской позиции. В течение двух дней с момента убийства Австро-Венгрия и Германия советовали Сербии начать расследование, но генеральный секретарь сербского министерства иностранных дел Славко Груич ответил: «Ничего не было сделано до сих пор и дело не касалось сербского правительства». Далее последовал обмен гневными высказываниями между австрийским поверенным в делах и Груичем в Белграде. После проведения уголовного расследования, проверки того, что Германия будет соблюдать все пункты военного соглашения и убеждения скептически настроенного венгерского графа Тиса, Австро-Венгрия отправила официальное письмо правительству Сербии. Письмо напоминало Сербии об её обязательстве уважать решение «Великих Держав» в отношении Боснии и Герцеговины и поддерживать добрососедские отношения с Австро-Венгрией. Письмо содержало конкретные требования о запрете изданий, пропагандирующих ненависть к Австро-Венгрии и нарушение её территориальной целостности; увольнении с военной и государственной службы всех офицеров и чиновников, занимающихся антиавстрийской пропагандой; аресте на сербской земле всех причастных к сараевскому убийству; принятии эффективных мер к предотвращению контрабанды оружия и взрывчатки в Австрию; и другие требования.
Это письмо стало известно как «Июльский ультиматум», и Австро-Венгрия заявила, что, если Сербия не примет все требования в течение 48 часов, то австро-венгерский посол будет отозван из Сербии. Получив телеграмму со словами поддержки из России, Сербия мобилизовала свою армию и ответила на письмо, полностью принимая пункты № 8 «о принятии эффективных мер к предотвращению контрабанды оружия и взрывчатки в Австрию, аресте пограничников, помогавших убийцам пересечь границу» и № 10 «о беззамедлительном информировании австрийского правительства о мерах, принятых согласно всем пунктам». Сербия фактически или частично приняла пункты № 1 «о запрете изданий, пропагандирующих ненависть к Австро-Венгрии и нарушение её территориальной целостности», № 2 «о закрытии общества «Народная Оборона» и других организаций, ведущих пропаганду против Австро-Венгрии» и № 5 «о сотрудничестве с австрийскими властями в подавлении движения, направленного против целостности Австро-Венгрии». По пунктам № 3 «об исключении антиавстрийской пропаганды из народного образования», № 4 «об увольнении с военной и государственной службы всех офицеров и чиновников, занимающихся антиавстрийской пропагандой», № 7 «об аресте майора Танкосича и Милана Цигановича, причастных к сараевскому убийству» и № 9 «об объяснении насчёт враждебных к Австро-Венгрии высказываний сербских чиновников в период после убийства» Сербия потребовала доказательств. Пункт № 6 «о проведении расследования при участии австрийского правительства против каждого из участников сараевского убийства» был полностью отвергнут, поскольку затрагивал суверенитет страны. Сербский ответ от 25 июля был расценен австрийцами как неудовлетворительный и Австро-Венгрия разорвала все дипломатические отношения с Сербией.
На следующий день сербские резервисты, перевозимые на пароходе по Дунаю, пересекли австро-венгерскую границу и австро-венгерские солдаты вынуждены были стрелять в воздух, чтобы предупредить их. Отчет об этом инциденте был изначально отрывочен и императору Францу Иосифу сообщил о нём, как о «значительной перестрелке». Затем 28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну и мобилизовала часть своих войск в противовес уже мобилизованной сербской армии. В соответствии с тайным договором от 1892 года Россия и Франция были обязаны мобилизовать свои армии, если хотя бы одна из армий Тройственного союза была мобилизована. Мобилизация России дала импульс полным австро-венгерской и немецкой мобилизациям. Вскоре все «Великие Державы», за исключением Италии, выбрали сторону и вступили в войну.

Месяц назад сербы поставили памятник 20-летнему убийце, по вине которого погибло 22 млн человек, 55 млн ранено и рухнули четыре империи.
"Присутствовавший на церемонии открытия президент Республики Сербской Милорад Додик заявил, что сербы гордятся предками, боровшимися за сохранение своей идентичности".
С праздником вас, братья славяне.

И вот спустя 100 лет мы снова на пороге большой войны. Но мы, конечно же, делаем все, чтобы ее избежать. Ведь так?
st. george

Великой и могучая русския языку

Снимок экрана 2014-02-03 в 16.02.26

Ну чтобы два раза не вставать.
Уже который раз поднимается вопрос о террористах. Взял в заложники, начал стрелять, ранил, тем более убил - всё, кончайте с этим зверем. Мне все равно сколько ему лет, какое у него образование, национальность или происхождение. Это просто зверь, взбесившийся зверь и все. Почему в Америке никогда не берут живьем? Или почти никогда. Почти всегда сообщается: "при попытке ареста преступник застрелился". Зачем кормить урода и тратить на него горы денег? Почему я должен до конца дней содержать существо, убившего ШЕСТЬ человек в компании РИГЛА? Или сейчас двоих в школе? Почему матери, отцы, братья убитых должны платить государству, чтобы скота кормили и поили до конца дней бесплатно? Все мы должны работать, чтобы он провел всю жизнь в безделье, пусть и за колючей проволокой?
Думайте обо мне что хотите. Можете не считать меня христианином или просто верующим человеком, но таково мое мнение: при попытке взять заложников (тем более детей, женщин, стариков), при попытке убийства и тем более после убийства надо существо уничтожать. Это уже не человек. Охотник обязан убить подранка. Делай что хочешь, но найди и убей. Охотник обязан убить зверя, попробовавшего человека (даже если человек остался жив). Иначе будет новая кровь и новые убийства. Я считаю, что надо законом закрепить право убивать террориста на месте. Нечего до бессмысленных судов доводить.  
нерка

Вспомнилось в продолжение темы о храмовых тетках

Помню приехал как-то в один храм в московской области. Храм разрушен до невозможности, стоит на отшибе, денег на его реставрацию нужно ой как много. Но видно, что денег нет и взять неоткуда. Смогли более-менее навести порядок в подвале и устроили нижний храм. Захожу. Чисто, аккуратно, всюду порядок, большая лавка, много книг. Пожилая женщина, стоящая за прилавком, очень любезно предложила несколько книг, ненавязчиво, с тактом. Мое израненное в боях с церковными тетками сердце было нежно, но обильно смазано благовонным елеем. Выхожу из храма и вижу настоятеля. Кто-то доложил ему, что приехал странный тип похожий на начальство. Разговорились. Поблагодарил его за лавку, ассортимент и за работу с продавцами. "А кто у нас сегодня работает, - спрашивает протоиерей у помощника, - Марь Ивана?" Получив утвердительный ответ, он, со слегка виноватой улыбкой, сказал мне: "Это Вам повезло, что встретили сегодня Марь Ивану. Она действительно хорошо с покупателями общается, книги любит, знает, кому что посоветовать. А вот если бы Вы нарвались на вторую нашу продавщицу Клавдию Матвевну, то могли бы отгрести у нее по полной". - "Отчего же Вы ее держите, раз она такая хамка?" - удивился я. - "Хамка, верно, но зато она не ворует". - "А другую продавщицу найти трудно?" - "Что Вы! Кто ж пойдет на такую зарплату! Мы больше десяти-двенадцати тысяч платить не можем. Значит выбор только среди пенсионеров, да и среди них желающих не найти".
Вот и думай как быть: держать хама или интеллигентного вора. Выбор сейчас невелик не только в московской области.
нерка

Криминальные хроники

Смотрю "Вести". Умер великий Юсов. Путин и Хирург. Большой репортаж про белгородского стрелка. Россиянам очень важно знать, что сказал в своем последнем слове взбесившийся зверек. Сказал что-то матерное, разобрать нельзя. Далее Путин с Медведевым. Потом рассказ про поимку в Астраханской области педофила. Далее рассказ про юбилей Стокгольмского синдрома. Сорок лет назад шведский бандит захватил в заложники людей, был пойман, отсидел, а теперь с улыбкой пришел на место своего преступления и случайно застал там съемочную группу российского ТВ.
С НТВ все уже давно понятно. Теперь "Россия" и "Первый" вступили в соревнование с НТВ. Скоро 24 часа будут крутить криминальную хронику. Ну и Путина, конечно.
574917_547440531956812_1274613479_n
Я много езжу по миру, но нигде такого ТВ не видел. Может повезло.
Портрет

Три улыбки

Двадцать лет пролетело со дня  убийства в Оптиной пустыни, когда  погибли три хороших человека и родились три святых мученика. Мне довелось быть в это время  в Оптиной, видеть смерть о. Трофима  и опустить три гроба в сырую  весеннюю калужскую землю. Много чего прошло за эти годы, но мне кажется, что я помню в деталях каждый миг той трагедии, так она потрясла тогда всех очевидцев.

О некоторых мигах того великого дня будет мой короткий рассказ.Collapse )